парад планет
лестница продолжала рожать людей
«Вы видели, как собаки играют в гостиной? Похоже, что они правда получают удовольствие. Катают мяч, грызут вещи, тяжело дышат и выглядят счастливыми. Люди задуманы точно так же. Мы должны быть вполне счастливы. Не знаю, почему у нас не получается»

«Вот что самое ужасное в современном мире: люди думают, что герои телевизионных новостей умирают без боли и без крови»

«Когда смотришь со стороны, поразительно, какие вещи могут казаться сексуальными»

«Господи, как же трудно жилось Эйнштейну — кругом столько идиотов»

«Никогда никому не позволяйте влезать своими длинными пальцами в ваш замысел»

«Билли Уайлдер рассказывал мне историю о том, как продюсеры потребовали у него сократить картину. Он сокращал, сокращал и в результате, к ужасу финансистов, добавил еще 15 минут»

«Что я пробую делать с каждым холстом – это создать ситуацию, в которой краска может быть сама собой, что означает высвобождениe любой рациональности. Важно дать идеям расцвести без излишней оценки или вмешательства. Красота детей – их способность смотреть на мир открыто, без ограничений, накладываемых интеллектом. Ваш интеллект может сдерживать так много замечательного, фантастического. Без логики или причины, имеется всегда что-нибудь еще, что-нибудь невидимое. Мир скорее неопределен, чем определен»

«Я смотрю на мир и повсюду вижу абсурд. Люди непрестанно делают странные вещи, до такой степени странные, что мы умудряемся их не замечать. Поэтому я люблю кофейни — там все на виду»

«Нам кажется, что с возрастом мы начинаем понимать закономерности, но в действительности мы только утрачиваем воображение. Ребенком я воспринимал мир как волшебство. Конечно, у меня были обычные страхи, например, перед походом в школу, но они ведь были у всех, так что казались мне совершенно нормальными»

«Реальность не сводится лишь к той, что мы способны увидеть из окна. Это внешняя реальность, но есть еще и внутренняя. Кино способно показать и ту, и другую»

«Вот висит на стене картина — разумеется, у нее есть автор. Перед картиной стоит зритель. Между ними - силовая дуга. И каждый раз она разная — в зависимости от того, кто зритель. Картина остается той же, а вот восприятие меняется»

«Я ненавижу лоснящиеся и красивые предметы. Я предпочитаю ошибки и случайности. Поэтому я нахожу приятными предметы подобно порезам и синякам – они – подобны небольшим цветочкам. Я всегда говорил, что, если вы назовете что-нибудь ‘порезом’ или ‘синяком’, люди будут подсознательно взволнованы этим. Но когда Вы видите тот же самый предмет в природе, и Вы не знаете, что это, он может быть очень красивым»

«Я — гений, а у каждого гения бывают свои странности. Я, например, люблю смотреть на дым крематория»